Saturday, 9 August 2014

Собачье сердце М.А.Булгаков




Преображенский: Если вы заботитесь о своем пищеварении, мой добрый совет — не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И — боже вас сохрани — не читайте до обеда советских газет.Борменталь: Гм… Да ведь других нет.Преображенский: Вот никаких и не читайте. Вы знаете, я произвел 30 наблюдений у себя в клинике. И что же вы думаете? Пациенты, не читающие газет, чувствуют себя превосходно. Те же, которых я специально заставлял читать «Правду», — теряли в весе. […] Мало этого. Пониженные коленные рефлексы, скверный аппетит, угнетенное состояние духа.


 Как писать отзыв о классике? Кажется, уже все сказано что можно было. Но на то она и классика, чтоб оставаться актуальной еще долгое-долгое время. Ведь куда не плюнь у нас и до сих пор везде Шариковы да Швондеры. Сами по себе стоят 0, зато всегда имеют права и требуют. Умел наш соотечественник Булгаков зреть в корень, умел.


История в этой повести выходит несколько двоплановая. На первом – история собаки, превращенной в человека. И человек из нее вышел куда паршивей животного. На втором же плане сатира политическая, за что повесть и была под запретом цензуры долгое-долгое время. Булгаков показывает нам мир, в котором необразованные и ничего не стоящие сами по себе люди получали куда больше прав и привилегий, чем люди всю жизнь трудившиеся и добившиеся всего своим трудом. И дело ведь не столько в элементарных прав, сколько в злоупотреблении служебным положением, что и видим, по сей день. Ведь от объявившихся вдруг прав и привилегий опилок в голове больше не стало и сердце в жестянке не появилось, а про образование и прочее вообще умолчу.

 – Ежедневно, – взявшись за лацкан Шариковской куртки, выговорил Борменталь, – сам лично буду справляться в чистке – не сократили ли гражданку Васнецову. И если только вы… Узнаю, что сократили, я вас… Собственными руками здесь же пристрелю. Берегитесь, Шариков, – говорю русским языком!

Итак, с самого начала предстает перед нами весьма обычный пес – Шарик. Неплохой пес, должно заметить. В меру пакостничает, но добродетеля своего и хозяина божеством считает. И вот попадает Шарик на весьма необычную операцию, в ходе которой становится сначала просто человеком, а потом – человеком советским. Здесь уж контраст между пролетариатом и интеллигенцией не заметить невозможно. Доктор Броменталь, еще пока не достигший высот и положения профессора Преображенского, тем не менее тоже стоит на порядок выше представителей пролетариата. В этом-то контрасте отлично показано личное отношение Булгакова к Революции и пролетариата, лишних слов не надо.

К счастью, увидев что, а вернее кого он сотворил, профессор Преображенский сумел все вернуть на круги своя и получить обратно своего хорошего пса. Жаль в жизни так не выйдет ни за что.

Почему убрали ковер с парадной лестницы? Разве Карл Маркс запрещает держать на лестнице ковры? Разве где-нибудь у Карла Маркса сказано, что 2-й подьезд калабуховского дома на Пречистенке следует забить досками и ходить кругом через черный двор?

No comments:

Post a Comment